Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 35 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Штрихи к портрету нашего народа 
Автор Сообщение
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2010, 20:49
Сообщений: 686
Откуда: Кологрив
Сообщение Штрихи к портрету нашего народа
Это публикации воспоминаний старожилов в газете Кологривский край.

К 65-летию Победы!

В военное лихолетье
В детстве, которое совпало у меня с военным лихолетьем, я никогда не наедалась досыта. А были весны и совсем голодные. Тогда мы шли в поле и собирали песты, мороженный, гнилой картофель, который вымывало дождем. Из них мама пекла лепешки.
Уходя ранним утром на работу, мама давала каждому из нас, своих детей, по маленькой лепешке. Одну лепешку мама брала с собой в поле, ведь она уходила на работу на целый день. Возвращалась мама домой поздним вечером, усталая, сразу разворачивала запыленный платок, доставала лепешку, отдавала самому младшему чаду и говорила: «Это вам послала лиса. Поделите поровну». Мы садились на лавку за дощатый стол и делили лепешку.
Так продолжалось долго. Мы, голодные малыши, верили в добрую лису, с удовольствием ели посланную ею лепешку. Но однажды, когда мама подавала нам очередную «лисью» лепешку, домой вернулась старшая сестра, которая работала на ферме. Она нам приносила иногда по кусочку дуранды, а мы считали, что это конфеты. Увидев, как мама подает лепешку, она толкнула меня в плечо и тихо-тихо сказала: «Разве вы не видите, что мама вам подает ту же лепешку, которую взяла утром? Значит, она осталась без обеда. А для вас придумала добрую лису из сказки». У меня встал в горле кусочек, только что отломленный от маминой лепешки. Я горько заплакала, мне очень хотелось есть, хотелось, чтобы добрая лиса была на самом деле. Захотелось, чтобы она каждый день посылала по лепешке. Одновременно еще не ясно, смутно, по-детски я начала понимать, какой огромной силой обладает материнская любовь.
Наступала пора сенокоса. Трава поднялась выше моего роста. Косить такую траву нелегко. Мама к косовице готовилась серьезно. С вечера отбила косу, наточила ее. На следующий день до восхода солнца разбудила всех детей и всем дала задание. Кому-то идти в лес за ягодами, кому полоть грядки и поворочать сено. А мне сказала: «Ты доченька пойдешь со мной на сенокос». Я удивилась, ведь была еще мала и косить не могла. Но мама разъяснила: «Сегодня всех косцов обещали накормить галушками, а самым лучшим – выделять по две порции. А я уж постараюсь не подкачать, так что и ты поешь галушек.
И вот мы на лугу (пишу, а слезы капают на очки и не дают писать). Впечатляющая эта картина – сенокос. Косцы встали в ряд один за другим и ждали команды. Мама в ряду третья. Начали! Крикнул старший в ряду, и зазвенели над лугом косы. Казалось, что все косы поднимает одна рука. Вот настолько решительно шла косьба впервые минуты. Только и слышалось: «вжик, вжик, вжик, вжик». Через несколько минут косец, шедший за мамой, приблизился к ней так близко, что его коса зазвенела у самых маминых ног: «Сойди Наталья с «ручки», а то пятки подрежу», -крикнул он. Мама уступила. А тут кричит уже другой косец: «Наталья, уступи». Косцы засмеялись беззлобно, весело, но мне стало обидно за маму и жалко ее. Я подбежала к ней со слезами и говорю: «Мама, пойдем домой. Не хочу я косарских галушек». «Глупая еще ты у меня. Ведь в шутку смеются, настроение у людей хорошее. Победа скоро и до нас дойдет. Да и где мне угнаться за мужиками».
Посмотрела мама на мое залитое слезами лицо и вдруг словно какая-то пружина расправила ее плечи, сделала выше и сильнее. Легче и свободней стали ее движения. Коса так и заиграла в руках мамы. Выглядела она сухонькой, высокой, очень красивой и гордой. Такой я ее и запомнила среди трав на всю жизнь.
Когда объявили перерыв на обед, мама подошла ко мне. Ее холщовое платье стало мокро и плотно облегало мамину фигуру, ноги и руки дрожали. Но глаза излучали радость. Мама прилегла на траву и сказала мне: «Беги доченька за двойной порцией галушек».
После сенокоса интересная история была со счетами. Это было моим вторым путешествием с мамой в село за 9 километров от нашей деревни. Мама шла туда за корытом и меня взяла в помощники. В магазине пока она выбирала корыто, я завороженно смотрела на самые различные товары. И вдруг увидела, как одна женщина покупает счеты – маленькие с разноцветными костяшками. Я так и замерла – счеты околдовали меня. «Мама, - обратилась умоляюще я к матери. – Купи мне счеты. Мне ничего не надо, только счеты». «Ой, доченька, у нас лишних денег нет».
А меня так пленили эти счеты, мне так хотелось их получить и пощелкать костяшками, что слезы сами по себе потекли по щекам и я стала слизывать их языком. Мама присела около меня и стала нежно вытирать мне слезы. «Не плачь, доченька, - успокаивала она. – Сейчас мы купим корыто – мне не в чем стирать нашу одежду. Потом разживемся и купим тебе счеты». «Ремня ей крепкого, а не счеты», - вдруг подстала к нашему разговору женщина – покупательница. - Ишь, какая настырная соплюшка, счеты ей подавай». Маму словно током ударило. Она выпрямилась, приосанилась, на впалых щеках заиграл румянец. «Вот как, - сказала мама сердито. – Своей дочке значит счеты, а моей ремень». И добавила: «Иди доченька, бери счеты». Один мужчина обратился ко мне: «Ты видать одна у мамки?». «Нет, семеро нас», - отвечаю. «Ого, - огорошенно протянул мужик. – Но ты не горюй дочка, с такой матерью вы не пропадете». И мы не пропали.
Моя нежность к маме присутствовала и проявлялась до конца ее жизни. Когда я повзрослела, стала работать, всегда ей дарила подарки. Сколько помню себя, мама всегда работала в полеводстве. Особенно ей доставалось в военные годы. Весной вместе с женщинами мама сеяла лен, сажала картофель. Летом – полола, сенокосничала. Осенью жала рожь, теребила и околачивала лен, зимой мяла лен. И все эти работы делались вручную, так как никакой механизации не было. По 10 часов в сутки работала мама и при этом было у нее семеро детей. Было девять, но двое умерли в возрасте 17 и 13 лет. От зелени, от постоянного соприкосновения с землей руки мамы были шершавыми, с трещинами, чернели тоненькими полосками, как распаханная по весне нива.
Однажды я попросила у мамы разрешения пригласить к себе в гости подругу Клаву. Жили мы все еще тяжело, но мама разрешила. Неудобно перед гостьей, что у мамы такие руки – подумала я и решила отмыть грязь с маминых рук. Накануне я еле дождалась, когда мама вернется с работы. К ее приходу нагрела воды, настояла ее на золе (мыла у нас не было), и как мама зашла, сказала ей: «Мама иди быстрей в загородку, я буду отмывать тебе руки». Мама неторопливо подошла ко мне и молча опустила натруженные руки в старое, алюминиевое, большое блюдо, которое стояло у меня на коленях. Я принялась отмывать мамины руки щеткой из мочала, но сколько бы я их ни натирала, они не становились белыми. Наоборот, все бороздки становились еще ярче на смуглых, загорелых руках. «Зря ты, доченька, стараешься. Ты что, стыдишься моих рук перед своей подругой?», спросила она. Мне стало стыдно, я составила блюдо с колен, вытерла мамины руки насухо, а затем виновато прижалась к ним щекой и поцеловала. Маме же сказала: «Ложись, отдохни, я все дела по хозяйству сделала, всех накормила кашей из кукольных отходов, свинье нарубила крапивы и свекольных листьев, кур тоже накормила».
И всю свою жизнь, пока жива была мама, всегда была с ней нежна и покорна. Всегда мечтала, что, как только вырасту и буду зарабатывать, подарю маме пуховый платок.
9 Мая 1945 года по нашей стране прогремели залпы салюта великой Победы. Нельзя передать эту радость без слез. По-настоящему праздник Победы был отмечен в октябре 1947 года, когда пришли обозы на быках с хлебом. Как сейчас помню маму, вбежавшую в избу радостной, взволнованной: «Дети, пойдемте получать зерно. К нам дошла Победа! Завтра я напеку вам настоящих отличных лепешек, и мы встретим Победу»!
Старшим пришлось до полуночи толочь в ступе зерно. Радость Победы была велика. Ведь много сельчан не вернулось с войны, сложили свои головы за Родину. Прошло немного времени, как мы стали жить получше. В семье остались одни девочки (пятеро) и брат Семен, которого мама отправила учиться. Все хозяйство держалось на детях. Мама с утра до вечера работала на колхозных полях. Она очень переживала, когда от простуды умерла моя старшая сестра Аня, убило грозой брата Лешу, слишком ослаблены у всех были организмы, чтобы справляться с недугами. Война миновала, но долго еще мы жили бедно и голодно. Именно в эти годы, видя, как плохо одета мама, мне хотелось ей купить пуховый платок.
Много лет прошло, прежде чем мне удалось выполнить свое обещание, с бьющимся сердцем поднесла маме пуховый платок. Она молча его накинула на худые плечи, подошла к зеркалу и долго смотрелась в него, словно не узнавала себя. А через некоторое время моя сестра Таня, участь в 8-м классе, подрабатывая лаборанткой – купила маме платье. Она вновь долго, долго стояла у зеркала со слезами на глазах. А может перед ее мысленным взором промелькнула вся ее нелегкая жизнь, трудности, которые она испытала, выстрадала, поднимая и воспитывая девять детей. Добрая ей память.
Н. Козлова,
г. Кологрив.

_________________
Так нарисовал композитор загадок. (с) Лада


29 июн 2010, 17:11
Профиль WWW
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2010, 12:38
Сообщений: 1200
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
Здравствуйте, Сварожичи!

В летнем затишье на Форуме, мне хочется продолжить эту тему в несколько неожиданном направлении. Собственно говоря, продолжать уже нечего. Всё сказано. Чувства этой статьи - предельны. А напряжение Духа, которое переживал наш Народ в те годы, и к которому причастны мы все - запредельны. И потому - нет слов, которые могут их выразить. И только вот такие рассказы (уже за словами и над словами) - могут. Совушка, спасибо за этот "штрих к портрету".

Я продолжу, но несколько о другом.
Во время Великой Войны, конечно же, бывало всякое. И высокое и низкое. И героизм, и подлость, и предательство, и Любовь. Но силы, которые отдал Народ в это время - безмерны. Их невозможно ни представить, ни осознать. Страшный удар. Страшная битва. За которой - уже неважно, что будет, главное - победить. И весь Народ, вся Природа вобрали в себя Боль Войны. Вобрали в себя Страдания.

Ещё раз отойду в сторону, не отходя.
Вот Лес. Сколько страданий он принял во время Войны. И после Войны. У меня непрелложное ощущение, что Лес - вобрал всю Боль, которую он вообще мог вместить - в себя. И, совершенно естественно, после Войны Лес начал болеть. Это лесопатологический факт. Те Леса, которые родились до Войны - они как-то смогли перебороть эту болезнь. Да и то, на тех территориях Руси, где шли бои, даже старые Леса - болеют. Что же касается молодых Лесов, выросших после Войны, то в них зримо ощущается боль и страдания, которые они вобрали в себя. Ну, к примеру, почти вся осина, выросшая после Войны, больна сердцевинной гнилью. Такие деревья живут недолго. Уже в 70 лет начинается их массовый вывал. Осины валятся с корнем, ломаются, причём, на больших площадях. (Поэтому во времена СССР, когда вели нормальное лесное хозяйство, а не хапужничали, как сейчас, такие леса просто выпиливали, и это было совершенно правильно). И только после выпадения (после Смерти) таких больных Лесов, на их месте вырастают здоровые деревья.

Должно пройти Время. Много Времени.

То же происходит и с Народом. После Войны Народ долго болел. И продолжает болеть. Это нормально и правильно. Мы должны пройти через это. И демографический спад, начавшийся в конце 60-х годов, и накипь подлецов и преступников, появившаяся после "перестройки", и пьянство людей, и многое, многое другое - следы этой болезни. В них нет ничего страшного, и, тем более, фатального для Народа. К этому нельзя относиться пассивно, мы способны активно бороться с болезнью; но и впадать в отчаяние от многочисленности негативных проявлений - не стоит. Они, эти негативные проявления, в своей значительной мере пройдут действительно "сами собой", исчерпав Время Болезни.

Та запредельная высота Духа, достигнутая Народом в Великой Войне - она с нами и в нас.


05 июл 2010, 05:57
Профиль
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 13:17
Сообщений: 555
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
Здравствуйте!

Хочу добавить, что Напряжение Духа, проявленное Русским народом в Войну, имело следствием не только болезнь. Кажется, что в послевоенные годы наш народ пришёл в такое состояние, когда, действительно, было возможно всё. Кажется, приоткрылось что-то безграничное, произошел колоссальный рывок во всех общественных проявлениях, до сих пор эта инерция еще жива. Несмотря на беспримерные потери, на то, что опять мы были одни против всех.

Пересвет


06 июл 2010, 07:03
Профиль
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2010, 20:49
Сообщений: 686
Откуда: Кологрив
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
Всем поклон!

Едва ли можно что-то добавить ко всему вышесказанному. Разве что новые штрихи. Общаясь здесь, в глубинке, со старожилами, мне не раз приходилось испытывать странное и новое для меня чувство. Чувство благодарности и неохватной глубины уважения к совершенно не знакомым мне, чужим (в смысле не родственникам)людям. За их Волю к Жизни. Потому что часто, слушая их рассказы, уже не скрывая слёз и изумления от услышанного, я долго не могла найти ответа на вопрос: как люди жили и не сходили с ума? Может, конечно, это мой городской рафинированный взгляд на жизнь был поколеблен ТАКОЙ правдой жизни? И, естественно, что после таких условий жизни, все "гнали" своих детей в города. Чтобы хоть они пожили как нормальные люди. Ведь дело не в самой деревне и не в сельском труде. Но в том ужасе и отрицании всех возможных и элементарных человеческих прав и потребностей, которые царили в местах подобных здешним, то есть - в глухих сельских районах, или отдалённых от столицы и крупных городов. Но, что впечатляет и вызывает глубокое уважение, так это то, что сами эти старики и старушки остались на своей Родине. Все их дети и внуки уже и в страшном сне не увидят себя сельскими жителями, но они, имея возможность уехать к детям, всё же остаются здесь. Как деревья, проросшие корнями в том месте, где были посажены.

В свою очередь, я хотела бы и дальше публиковать подобные воспоминания. Думаю, это может быть полезно таким вот наивным детям современности, вроде меня. Может ещё кто-нибудь задумается о нашей истории, о своём отношении к народу и стране вообще.

С уважением, Совушка.

_________________
Так нарисовал композитор загадок. (с) Лада


21 июл 2010, 08:08
Профиль WWW
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14 янв 2010, 22:15
Сообщений: 579
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
Очень хорошее начинание, Совушка! Благодарю!
При наличии свободного времени я постараюсь добавить таких воспоминаний (в т.ч. из личных наблюдений).


21 июл 2010, 11:29
Профиль
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2010, 20:49
Сообщений: 686
Откуда: Кологрив
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
К 65-летию Победы

«Если б не насмерть, ходил бы тогда Героем»

Мои родители знали друг друга с детства, учились в одной школе, сидели за одной партой. В 17 лет решили пожениться, но их родители были против, и они разъехались по городам. Наш будущий отец уехал в Горький, где делали со своими братьями и отцом делали печи, а мама уехала в Москву, работала на чулочной фабрике. Переписавшись, они в 1935 году приехали в отпуск и поженились. Потом уехали жить в Горький, получили квартирку в полуподвальном помещении. Бывало, мы сидим у окна, смотрим на улицу, а там на тротуаре видны одни ноги, ноги и без конца только ноги людей. Жили мы в центре города на улице Крупской. Когда мы ходили гулять, шли по улице вниз к Волге мимо стен древнего Кремля.
В 1936 году у родителей родился сын Сережа, а отца призвали в армию. Служил он в Гороховецких лагерях, домой приезжал только по воскресеньям. В 1937 году родилась я, а в 1939 году - дочь Зина. В 1939 году отец воевал с финнами. В мае 1940 года он отправил семью в деревню Дружинино Кологривского района, чтобы рожать четвертого. Осенью отец демобилизовался и приехал домой. На гражданке он опять клал печи, а мама работала в колхозе.
Когда началась война, отец пошел в военкомат, откуда его направили в поселок Палуж около поселка Ужуга. Он обучал 26 человек новобранцев и 25 октября 1941 года вместе с ними уехал на войну. Потом 6 месяцев был в учебке. Сначала часто от него приходили письма, он писал о боях, просил мать беречь детей. Писал, что скоро кончится война, придет домой, будет во всем помогать и вдвоем будет легче.
И вдруг в середине июня 1944 года перестали приходить с фронта письма. В других семьях были похоронки, у нашей родственницы Жоховой Елизаветы Николаевны четверо сыновей ушли на фронт, и одна за одной начали приходить похоронки на Николая, Александра, Ивана. И только старший Алексей пришел с войны раненый. И вот она, изладив все дела по хозяйству, каждый вечер выходила на крыльцо и выла, причитала по своим сыновьям. Жутко было это слышать.
Вот настал и наш черед. 7 августа 1944 года был жаркий день, и колхозники спешили дожать рожь, а ведь жали серпами, торопились до дождей, которые вот-вот должны обрушиться на пересохшую землю. Во время обеда почтальонка принесла нашей маме Варваре Степановне извещение явиться срочно в военкомат. Писем от отца не было полтора месяца. Мама забеспокоилась, побежала к бригадиру. Получив его разрешение, пошла в военкомат, надеясь, что может быть все обойдется, хотя знала, что просто так туда не вызывают. А мы остались ее ждать.
Нас было четверо детей, старшему 8 лет, мне 7 лет, Зине 5, Гале 4 года. Под вечер мы услышали страшный крик со стороны деревни Вокшево. Это вели под руки нашу маму две сестры ее и две папины, и в этот вечер долго не смолкали вопли в нашем доме. Трое суток мама лежала без чувств, очнется, посмотрит на нас и опять обморок. А мы жмемся к ней притихшие. Она плачет, и мы ревем.
После войны родственники отца уплыли ночью на плотах по Унже в город Бор Горьковской области. Заработали денег, купили в деревне старые дома и построились там. А мама съездила в Горький. Квартиру нашу заняли, вещи растащили. Поплакала и вернулась домой. Стала работать в колхозе - и в поле, и на ферме. Трудно ей жилось, особенно в 46-47-й годы, годы голода. Коров поднимали на ноги за хвосты, на веревках держали. В то время она была дояркой. Мама работала день и ночь, мы ее почти не видели. Утром проснемся, а ее нет, спать ложимся, ее опять нет, ночью проснемся, а она прямо в лаптях лежит с нами на полу. Всех вырастила, дала среднее образование.
Все эти годы мы ждали, надеялись, что вдруг эта похоронка – ошибка. Ведь было такое. Например, Клавдии Ивановне Голубевой три похоронки приходили, а Николай Ильич вернулся живым. Пока отец был жив, получали аттестат (выплаты) за него, а потом мама получала пособие на детей.
В 1951 году мы неожиданно получили два письма, в которых нам сообщали, что отцу присвоено звание Героя Советского Союза и спрашивали о семье. Я хорошо запомнила адрес: г. Днепропетровск и имя, отчество и фамилию подполковника, написавшего это письмо, Сынч Иван Евграфович. Мы одно письмо отдали дяде Леше (Виноградову Алексею Марковичу). Он работал в Кремле, а его жена там же главным бухгалтером. А второе – в военкомат г. Кологрива. Но ответа никакого не получили. Мы с братом на протяжении нескольких лет искали отца, делали запросы о нем, но все безрезультатно.
В мае 1965 года я работала в МПМК. В честь 20-летия Победы у нас шел в конторе концерт, а я готовила столы и в этот момент рассказала об отце Багранову Николаю Васильевичу, начальнику МПМК. И он посоветовал мне обратиться в военкомат. Через наш военкомат послали запрос в главный архив кадров г. Москвы. В июне мы получили долгожданную весточку об отце. В ней говорилось, что гвардии младший лейтенант Аржанцев Петр Вячеславович в героях не числится, но он награжден посмертно орденом Отечественной войны II-й степени. Орден нам вручил военком в торжественной обстановке 23 февраля 1965 года в Тодинском клубе.
Мы очень гордились своим отцом. Но мама не верила, все надеялась на чудо, все его ждала и решила сходить в Шаблово к Честнякову Ефиму Васильевичу с подругой Молчановой Женей, эвакуированной из Ленинграда. Задумалась, чем ему заплатить? Взяла каравай хлеба. Думала, мало возьмешь – обидится, а целый возьмешь – ребят жалко, кормить их надо. Взяла целый и они пошли. Ефим сразу принял. Выслушал просьбу мамы. Посадил ее на землю рядом с собой. Песку собрал кучку, игрушки глиняные поставил, а вокруг них палочки навтыкал вроде изгороди. А про хлеб сказал: «Неси домой деткам». Мама потом поняла, что к чему, когда мы приехали на могилу отца.
В 1976 году мама получила письмо из деревни Звоны Опочецкого района Псковской области от пионеров-красных следопытов. В письме извещали о том, что в их деревне братская могила, в которой похоронен наш отец, и они просили приехать на День Победы навестить могилку отца. Мы очень волновались, и опять слезы горя и радости. Мама места себе не находила и стала просить нас, дочерей, свозить ее на могилку отца.
И вот мы собрались – мама, я и младшая моя сестра Галя. Ехали в поезде «Москва – Рига», волновались, всю ночь не спали. На станцию приехали на утро следующего дня, затем ехали на автобусе. Проезжая деревни, мы видели в каждом населенном пункте братские могилы. Приехали в деревню, автобус остановился у самой братской могилы. Нас уже встречали школьники школы-интерната, сразу повели в школу, отвели нам класс, где мы могли покушать и отдохнуть.
Встретили как родных. А через некоторое время вместе со школьниками и жителями деревни пошли на могилу. Начался митинг, посвященный Дню Победы. Директор школы рассказал приехавшим родственникам о гибели 66 человек, которые лежат в этой братской могиле.
Здесь 7 дней шли ожесточенные бои возле деревни, где был вражеский дзот на пути наших солдат. Мой отец был начальником разведки во главе группы из 5 человек. Они заставили дзот замолчать, но все погибли. В 1948 году правительство издало приказ, по которому останки павших из разрозненных могил свозили в братские могилы. Из 70 домов деревни Звоны целым остался только один, и возле этого дома выкопали могилу, в которой похоронили останки солдат. Хорошо сохранилась форма погибших. В пистончиках брюк были гильзы, а в них на папиросной бумаге написаны имя, отчество, фамилия, год рождения, откуда родом, звание. Все эти данные установили при помощи увеличительных линз и сдали в архив опочецкого военкомата.
Над могилой установлен бронзовый солдат, а рядом мемориальная доска, на которой вторым по списку указано: гвардии младший лейтенант Аржанцев Петр Вячеславович, 1917-1944 г.г.
После того, как были отданы почести погибшим, нас повели в школу, где был дан концерт. И только вечером мы смогли уйти на могилу отца, где мать со слезами рассказывала своему любимому, единственному, как ждала его все эти годы, как растила детей, работала, непокладая рук, не жалея себя, на ферме дояркой, ухаживала за поросятами, овцами, трудилась на лесозаготовках. Как тяжело было выплачивать налоги на шерсть, мясо, молоко, яйцо, а потом еще платила заем. Держала корову, но молоко сдавала на госпоставку, продавала на рынке и обменивала на хлеб. Всех детей вырастила, всем образование дала. Да только вот сына не уберегла. Служил он в армии в Кременчуге Полтавской области. Там женился. А в 1975 году умер. Тяжело переживала такое горе, которое и подкосило ее здоровье.
Жители деревни Звоны до самой темноты не покидали нас. Ведь все четыре года они жили в оккупации. Тяжело было им, жили в лесу в землянках. Больно было смотреть на них, изувеченных войной, потерявших своих близких.
На следующий день учителя школы устроили нам обед, на котором рассказали, как пионеры ухаживают за братской могилой. Они задались целью найти родных погибших. Ведь у каждого лежащего здесь остались семьи.
Пионеры в архиве города Опочки взяли данные о первых погибших, среди которых был и наш отец. На письма отозвались родственники и приехали вместе с нами на День Победы. В настоящее время создается музей, в который мы передали единственный портрет отца в военной форме, указ о награждении, короткую биографию.
Еще директор рассказал нам, как издевались немцы, когда отступали. Жгли дома, обливали бензином и жгли вместе с жителями, раненых складывали штабелями, обливали бензином и зажигали. Еще до сих пор люди здесь погибают от мин. Мы не могли слушать об этом без слез.
Долгое время мы вели переписку со следопытами. Когда мы уезжали, у меня было такое чувство, как будто частичку себя оставляла тут. Ведь здесь остался мой отец, которого я знала только по рассказам матери и бабушки.
Наступает 65-я годовщина Победы над фашистской Германией. Это праздник горя, печали и радости. В моей родне погибли два дяди - братья отца Николай и Гаврила. У моего мужа погибли два брата: Арсеньев Алексей Арсеньевич скончался в госпитале в Горьком в июле 1944 года, погиб брат Арсеньев Николай Арсеньевич, пропал без вести, только было от него одно письмо о том, что везут его на передовую. Мой муж Василий Арсеньевич 7 лет служил в армии, в том числе во время войны 8 месяцев. Его призвали в 16 лет в войска связи.
Хочу поздравить всех участников войны, которых остается все меньше и меньше, с праздником Победы и пожелать им крепкого здоровья, благополучия, уважения родных и близких. Особенно наших участников войны Тодинского поселения: Арсеньева Василия Арсеньевича, Багранова Николая Васильевича, Бороздина Павла Александровича, Ковалева Бориса Александровича, Смирнова Бориса Ивановича.
А. Арсеньева.
д. Тодино.

_________________
Так нарисовал композитор загадок. (с) Лада


04 авг 2010, 08:53
Профиль WWW
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14 янв 2010, 22:15
Сообщений: 579
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
Хотел рассказать о селениях нашего Зуевского района, раскинувшихся вдоль Сибирского тракта. За рекой Чепцой. Ежегодно во время ледохода и весеннего половодья жители этих мест оказываются отрезанными от внешнего мира. На два месяца, а порой и больше... А после "перестройки-переломки" и вовсе брошены на произвол судьбы.
Но пару дней назад на сайте "Зуевские" появился рассказ об этом. Привожу целиком. Здесь и о Русском характере, и о трудной жизни глубинки Руси...

Максимыч

Мечтать не вредно. Хорошо иметь домик в деревне, на берегу чистой речки, где полощутся утки, где небо голубое, И «в белом платочке июльского облака стоит» деревенька. И чтоб кругом росла халва, а сосед имел бы корову. С молоком. И чтоб жили там хорошие и добрые люди.
Так мечтали два друга, два Володьки, два музыканта средней руки и, по совместительству, два заядлых рыбака и грибника. Как снег на голову в июле месяце свалился дом в руки будущим «фермерам». Да не просто дом, а целое поместье с садом, огородом, речкой Дубовицей, старицей, где плавали утки с утятами, и лиственной рощицей. Если рано утром опередить соседку Спиридоновну, то и грибков на жаркое можно насобирать в рощице. В сенокосную страду помогали друзья Спиридоновне заготовлять сено и проблем с молоком у них не было. Халва в саду не росла, а ирги и смородины было в изобилии. На огороде росли разные корнеплоды, если, конечно, их посадить. Вода в Дубовице и жарким летом текла холодна и прозрачна. Даже хариус водится в быстрой речке.
Основательно, на века был построен дом. С кладовыми и оградой, с верандой и туалетом, с надворными постройками и летней кухней в саду. На случай всемирного потопа имелся дощатый сарай на сваях. А потопы в поселке лесорубов под чудным названием «Присядка» часто случались. С северных лесных массивов и вырубок в летние ливни устремлялся по Дубовице и вдоль берегов её быстрый поток. Унесет водой домашний скот, если не загнать его вовремя на какую-либо возвышенность.
Чудо-печь в доме клал Великий печник. Одной охапки дров хватало, чтобы натопить дом. Купил и подарил это несметное богатство своему двоюродному брату, Лимонову, Коротаев Николай Максимович. В какую «копеечку» обошелся Максимычу этот дом - тайна за семью печатями. Бесценный подарок сделал танкист, гвардии капитан, кавалер множества орденов и медалей, музыкант от бога, Коротаев Николай Максимович.
Руки Максимыча одинаково мастерски управлялись с рычагами танка и кнопками баянными. Играл Максимыч на баяне и гармони не как деревенский гармонист, а как искушённый профессионал.
В любой тональности, любую мелодию, с любого конца. Вася Тёркин завидовал Максимычу. Есть у Николая (а не у Васи Тёркина) и вальсок собственного сочинения «На полянке возле школы». Вальс привязан к конкретному времени и конкретному месту на Западной Украине, где Максимыч играл на баяне для своих танкистов - однополчан.
До знакомства с Николаем Максимовичем не очень-то верилось в то, что в перерывах между боями бойцы слушали баян и пели песни. Было всё это, было. Были и жестокие бои с потерями и победами. Вот один из эпизодов военной молодости лейтенанта Коротаева.
Несколько атак советских войск отбили немцы за безымянную высоту. «Дайте мне танк» - попросил у командира механик-водитель Коротаев. Один сел за рычаги танка и начал дефилировать перед позициями немцев. Открыли по нему немцы шквальный огонь, а наши засекали огневые точки противника. Орден Боевого Красного Знамени получил танкист за этот подвиг.
А первую свою награду получил Коля ещё семнадцатилетним пареньком. В начале войны, в энском городе в период наступления немцев, в момент всеобщей паники, хаоса и бомбёжки увидел Коля брошенную машину. Завёл паренёк машину, посадил полный кузов женщин и детей и вывез в безопасное место. Свою первую медаль и направление на курсы танкистов получил паренёк за умелые действия. Воевать начал Максимыч в самое тяжёлое для страны время, когда немцы безудержно рвались на восток. А боевой путь закончил Николай Максимыч в Кенигсберге. Вернулся гвардии капитан и командир танка Коротаев с войны не только с наградами, но и с осколком в спине около позвоночника. Поп его крестил, да в купель не опустил. Не боялся Максимыч смертельной опасности. Смерть сама его боялась и обходила стороной. Да и в мирное время не берёг себя израненный танкист. Постоянно тревожил его осколок в спине, но не мог Коротаев сидеть дома без дела, хотя и была у него инвалидность. С раннего утра бодр и свеж, как Истобенский огурец, хлопотал Максимыч по хозяйству. Пять лишних лет отработал Максимыч после пенсии, которая, как раненому фронтовику, полагалась ему раньше. Когда только шестьдесят лет стукнуло Максимычу, разобрались с этим делом в конторе.
Передвигался Коля по леспромхозу на единственном в «Присядке» мотоцикле с коляской М-72. Легче трактор - трелевочник встретить в леспромхозе, чем на мотоцикле прокатится. Трелевочник местные лесорубы приспособили для вывозки сена с лугов. Тросами захватывали стог сена и затаскивали лебедкой на платформу трактора. Интересная была картина – едет вдоль по улице стог сена вместе со стожаром.
Любил танкист припудрить мозги отдельным штатским лицам. Обычный танк Т-34 поражает цель на шестьсот метров, а танк Максимыча палил за двадцать верст. Свозил однажды Коля в коляске мотоцикла хавронью с личного двора на свидание с кабаном. Свидание не состоялось по причине плохого настроения у кабана. В художественной форме рассказывал Максимыч, как свинья на следующий день сидит у него в коляске мотоцикла и каску надела.

Рыба, по свидетельству Максимыча, была в реке Чепца разумная. Когда рыбаки ставили на леща сети, то собственными глазами видел Николай Максимыч, как самый крупный лещ, вожак, наверное, боком подполз под сеть, встал на ребро и выпустил всю стаю. Сам Максимыч ставил на реке мерёжи на крупную рыбу. Попался в мерёжу ему крупный, около метра налим. Тут и сочинять ничего не надо. Цвета уральского малахита, с рисунком на спине, как у ящерицы в сказках Бажова, ужом извивался налим по кухне у Максимыча. Грешным делом, залез в мерёжу молодой бобёр. Извлёк из мерёжи Коля утопленника и выбросил на берег.
- А где бобёр то? – спросили мужики.
- На берегу оставил.
- Так ведь, бобра есть можно.
- Не царское это дело.
Сбегали мужики за бобром, сварили и съели его.
- Мировой закусон!

На полпути от «Присядки» к поселку лесорубов «Чепецкий» находится населенный пункт под названием «Пеньки». Два дома барачного типа, где в удобной близости от плотбища жили рабочие. Учитывая, что чайник в бараках называли «чифир-бак», а постель «шконкой», то темное прошлое, сомнительное настоящее и туманное будущее имели некоторые братья по разуму. А уже началась противоалкогольная кампания. Не моргнув глазом, убедил Максимыч мужиков в том, что в Пеньках открылся новый магазин с винным отделом. Взыграла душа у мужиков, да зря. Вернулись мужики из Пеньков с загадочными лицами.
- Максимыч, мы с тобой в разведку не пойдём.
- Это почему? - офонарел Максимыч.
-Да боимся мы!
При этом использовали мужики не нормативную лексику.

Украли у Максимыча большую алюминиевую флягу, которая стояла под водостоком около угла дома. Крупным, чётким шрифтом написал Коля объявления и развешал в людных местах. Текст был такой - «Кто взял у Максимыча алюминиевую флягу, просим придти за крышкой».
Повеселил лесорубов неунывающий танкист, а воришке, надо думать, стыдно стало.

Кота в доме не держал Максимыч и поэтому ловил мышей сам. Уложил одним концом школьную линейку на край стола и придавил лёгким грузом. На другом конце линейки находилась приманка, а на полу ведро с водой. Мышь устремлялась к приманке и падала в ведро с водой.
После морозной, многоснежной зимы и буйного половодья вышли мужики на луга и озадачились. Какой-то придурок вывез и разбросал по лугам толстые и большие пласты торфа, поросшего дерниной.
«И кому это понадобилось?» - недоумевали мужики.
«Голова, - назидательно произнёс Максимыч, - предназначена не только для того, чтобы шапку носить» и объяснил ситуацию.
Морозною зимой промёрзли и заледенели болотистые торфяники, а лёд, как известно, легче воды. Весной большая вода подтопила торфяники, вот они и всплыли, а буйное половодье раскидало их по лугам.

Заходили люди в гостеприимный дом Коротаевых послушать баян и гармонь и песни в исполнении Максимыча. А когда они, вместе с двоюродным братом, начинали импровизировать на два баяна, столы и стулья в пляс пускались. А как красиво играл Коля на трофейном аккордеоне «Сильва». Звук у аккордеона был классическим. Умели немцы делать не только пушки, танки, но и аккордеоны.
Тонкая, незримая нить тянется от Коротаева Николая Максимовича к Петру Ильичу Чайковскому. Эвакуированная ленинградка Порошина Наталья Павловна пыталась обучить Максимыча нотной грамоте. Старший брат Наталии, профессор Ленинградской консерватории, Ювеналий Павлович Порошин учился музыке у Танеева. Танеев, в свою очередь, учился у Чайковского. А Максимыч, стало быть, у Наталии Павловны. Нотную грамоту так и не постиг Максимыч. «Не люблю я ваших головастиков» - говорил Максимыч. Классиков исполнял Максимыч «на слух», ничуть не искажая оригинал.

Закончилась борьба с алкоголизмом, и начался на постсоветском пространстве всероссийский запой. Во всех киосках в изобилии стали продавать пакетики и «фунфырики». «Фунфырики» - производное от английского фунта стерлингов. Должно быть, английские агенты влияния обосновались в России, а просвещенная Европа травила русичей спиртом «Рояле».

Все население поселков Чепецкий и Присядка занималось лесозаготовками. В посёлке Чепецкий обосновались лесорубы, а в Присядке находилось плотбище. К плотбищу с лесных делянок и лесосек вела узкоколейка, по которой тепловозами, на платформах вывозили лес.
Подле узкоколейки жила ворона по кличке «Дрезина». В точности копировала ворона гудок тепловоза. По узкоколейке ежедневно, по расписанию, проходил вагон-магазин с продуктами. Постоянно нарушала ворона расписание движения поезда и подавала гудки, будто тепловоз с вагоном-магазином прибыл. Нет, не копировала ворона сознательно гудок тепловоза, что-то неисправно было в её вороньем горле и, вместо карканья, издавала ворона такие звуки.

Есть и ещё достопримечательности в посёлке Присядка. Две скважины пробурили когда-то в посёлке и уже много лет бьют два подземных источника. Из одного вода бьёт тёплая и солоноватая и, как показали анализы, лечебная. Отлично стирается в этой воде бельё. Женщины с другого конца посёлка приходили сюда для стирки. В другом источнике вода чиста и холодна. Бесконечно хочется пить прозрачную, как хрусталь, эту воду.

Ещё есть на реке Чепца замечательный залив под названием «Любимчик». Не зря дали люди ему такое название. Постоянно торчали рыбаки на этом заливе, и без рыбы никто не возвращался.

В день «работника леса» на живописном берегу Чепцы, подле школы, традиционно собирались все рабочие леспромхоза. С жёнами, детьми малыми, со скатертями «самобранками» и баянами. Николай Максимович, вместе с двумя двоюродными братьями и баяном, гоняли на лодке по Чепце реке. Заложил рулевой крутой вираж, и перевернулась лодка на виду всего контингента леспромхоза. Братья выплыли благополучно, а баян утоп.

Плотбище в Присядке выглядело как инопланетная радиостанция. Металлические, прочные мачты с натянутыми между ними тросами, по которым сновали лебедки с электромоторами. В добрые времена десятки плотов, тысячи кубов леса сплавляли по реке Чепца лесорубы. Тяжелый, непроизводительный труд. Погрузить заготовленный лес на платформы, довести до плотбища, связать плоты-матки и сплавить плоты по реке до города. Затем лес выкатывали из воды вручную, баграми, и доставляли к лесозаводу или пилораме.
А потом сплав леса по рекам вообще запретили. Начал чахнуть леспромхоз, наступила «перестройка».

Поселок Присядка был не маленьким, с почтой, магазинами, детским садиком и школой десятилеткой. Да какая хорошая была школа, большие, светлые классы, широкие коридоры. Стены все обшиты некрашеной сосновой доской - «вагонкой». Запах, как в сосновом бору. Господи, где все это? Разрушилось плотбище, сдали в металлолом рельсы и тепловозы, закрыли магазины, почту, садик и школу. Растащили поселковую библиотеку. Редкостные издания пропали бесследно. Люди разъехались, кто куда, да гибли, один за другим, от алкоголя. Увы, гибель леспромхоза была закономерной. Нерентабельное, отсталое хозяйство. В наше время мощные лесовозы доставляют лес-кругляк от лесосеки до самых ворот лесозавода или пилорамы.
За руль лесовоза Максимыч ни разу не садился, а работал много лет на тракторе-трлёвочнике Т-100. Да, любым трактором мог управлять Максимыч. Технику понимал и любил Коля до самозабвения. Своими руками сконструировал и собрал Николай аэросани. Сам рассчитал и выстругал из дуба винт-пропеллер. Поднимая винтом облака снега, летали по полям аэросани. Разбирался Максимыч и в лодочных моторах. Мотор «Вихрь» хорош, да бензина много потребляет. Не всякий мужик поднимет мотор «Вихрь». Надсадный радикулит случался от такой тяжести. Тем более что у Максимыча осколок в спине сидит. Мотор «Ветерок» кушает бензин по каплям, и скорость у него небольшая. «Тягловый» - говорил Коля. Не поднимая волны, плывёт, качаясь, лодочка по Чепце реке, постукивая «тягловым» мотором. Бог знает, из каких материалов собрал Николай Максимович самодвижущийся экипаж под названием «Задыха». Особой гордостью являлся никелированный бампер от трофейной немецкой машины. По любому бездорожью, как танк, ходила машина, марки «Задыха». Даже в Зуевку, к своей дочери, ездил на ней Максимыч, чем немало удивил жителей райцентра и гаишников.

Как заслуженному фронтовику предоставили Коротаеву в районном центре Зуевка квартиру. Долго раздумывал и собирался Максимыч к переезду. Не хотелось покидать ему тихую Присядку. Но не стало леспромхоза, разъехались, кто куда, люди, да и дрова не мог колоть уже Максимыч.
Перебрались Коротаевы, Коля и его жена Иза, в Зуевку. Стареть начал в Зуевке Николай Максимович. Годы уже сказывались, да и былые раны тоже. Осиротели ныне оба баяна и гармонь Николая Максимыча. Ушел из жизни командир танка, кавалер многих орденов и медалей, веселый и золотой человек Коротаев Николай Максимович. Осталась у Максимыча дочка с тремя внуками, да китель с «иконостасом» на груди, да добрая, светлая память в сердцах людей, которые его знали.

Дед Вовка
http://zuevskie.ru/blog/2011-03-22-98


25 мар 2011, 00:39
Профиль
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2010, 20:49
Сообщений: 686
Откуда: Кологрив
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
Светобор, спасибо за рассказ!

Когда читала про погрузку леса, вспомнила, как мне рассказывала одна женщина, да, наверно бабушка будет вернее сказать, как она, шестнадцатилетняя девчонка, грузила лес на плоты на Унже. Было это во время войны. 8км пешком до места работы и столько же потом обратно. Целый день на реке, в лаптях да в одном платьице. Сапог не было! А лес сплавляют вовсе не жарким летом. И за работу она получала 600 г хлеба из семян клевера! И никаких денег! И на своё хозяйство времени не оставалось...

А ещё она рассказывала, как они - девчата, пахали на быках.. Лошадей-то не было - всех угнали на фронт. А быки не обучены для пахоты. Вот, говорит Мария Васильевна, запрягали, как могли, и вперёд. А быки шли, шли, да и встали. И хоть плачь... Так и сидели, ждали, пока быки соизволят снова пойти.

В здешних местах тоже вся жизнь "крутилась" вокруг лесопунктов. Это примерно с середины прошлого века и до середины перестройки. А ныне - всё очень похоже...

_________________
Так нарисовал композитор загадок. (с) Лада


27 мар 2011, 10:31
Профиль WWW
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2010, 20:49
Сообщений: 686
Откуда: Кологрив
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
Из Книги Памяти

Дед мой, царство ему,
За войной не поспел –
Вместо левой ноги
Деревяшкой скрипел.

С призывного вернулся
И долго молчал
По протезу до ночи
Клюкою стучал…

Тоже – «Аника воин»…
Но дело нашлось –
В свой, единственный,
Потом и кровью, колхоз.
Только если при ферме
До этого был,
То теперь и пахал,
И рубил, и косил.

И хоть редко,
Но дома украдкой стонал,
Коли в чём-то от тех,
Кто с двумя, отставал…

…К перелому войны
Было отмечен колхоз.
Что-кому… Дед фуфайку,
Довольный, принёс.

Но надел и осёкся,
Бледнея: «Гляди!..» –
Пулевое насквозь,
По серёдке груди…

Дед был на руку крепок.
Но с этого дня,
Где и надо б, «за дело»,
Не трогал меня.

А фуфайку, представь,
Как награду хранил!
И хоть трудно жилось –
Никогда не носил…

Борис Дроздов.
г.Кологрив.

_________________
Так нарисовал композитор загадок. (с) Лада


09 май 2011, 17:51
Профиль WWW
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2010, 20:49
Сообщений: 686
Откуда: Кологрив
Сообщение Re: Штрихи к портрету нашего народа
из газеты "Кологривский Край" от 10.11.11 :
"Достоин нашей памяти
Перед праздничными днями редакция получила письмо от одного нашего земляка... Автор пожелал остаться неизвестным, но готов активно содействовать воплощению идеи.
По его мнению, стоит увековечить память нашего замечательного земляка, который жил в бывшем Кологривском уезде в бывшей усадьбе Лучкино, которая располагалась между селом Илешево и деревнями Овсянниково и Зеленино. Это Николай Михайлович Баранов. Он был губернатором Санкт-Петербурга, Архангельска, Нижнего Новгорода. Изобретатель нового образца оружия тех времен. Но изначально он был моряком. На одном из первых паровых кораблей "Веста" он атаковал турецкий броненосец и заставил его позорно бежать. За это он был награжден Георгием IV степени и получил звание капитана 1 ранга. О его жизни, службе, установленных им традициях и правилах можно узнать в Центральном морском музее, расположенном в центре Петербурга. Как о даровитом, талантливом и деловом человеке и герое, писал о нем в свое время В.Г. Короленко. Подробности о жизни Н.М. Баранова можно узнать из книги В.А. Шпанченко "Путешествие в Кологрив" или из газеты "Кологривский край" (№111, 1994 г.).

Место бывшей усадьбы Барановых еще легко обнаружить. Лет 20 назад на этом месте стоял остов громадной березы. Сейчас пень от нее и остатки ствола можно обнаружить в траве. Заметны ямы подвальных помещений. А на месте, где стоял усадебный дом, водружен кем-то православный крест.

Усадьба находилась посередине между Овсянниковым и Зелениным. Если идти по направлению Овсянниково-Зеленино - Крутец-Шаблово, то дорога здесь заросла, но тропинки есть. Надо идти от Овсянникова по прогону от дома Власова через ручей в гору. И через метров 300 на поляне слева увидите крест. Впереди видно Зеленино, а внизу - церковь с. Илешево.

По-моему, здесь и стоит установить памятник нашему замечательному земляку Н.М. Баранову, герою и подвижнику, одному из устроителей России, которых мы не должны забывать, а должны гордиться..."

Мы, как раз сейчас живём в Овсяниково. Родом из Лучкина один наш знакомый - дедушка 82 лет. Он помнит ту усадьбу. И как её разрушили во времена лихие.. Такие вот дела.

_________________
Так нарисовал композитор загадок. (с) Лада


10 дек 2011, 15:01
Профиль WWW
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 35 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
cron